ПСИХОАНАЛИЗ -ЭТО ИНТЕРЕСНО

26.03.2018

Особенности аналитических отношений

«Естественное поведение» по отношению к аналитическому пациенту не то же самое, что естественное поведение в различных социальных ситуациях или даже в различных терапевтических ситуациях. Что будет естественным в отношениях с другом, с консультантом или с «хорошим доктором», может быть очень неестественным и неподобающим в поведении аналитика. Связь между аналитиком и пациентом очень особая. Это терапевтическая связь, несомненно, но среди терапевтических отношений она уникальна. Сама эффективность терапии зависит от поддержания аналитиком аналитического отношения, т.е., что он не больше и не меньше, чем просто аналитик, что он последовательно руководствуется целью помочь пациенту понять, какие конфликты приводят к его затруднениям, ожидая, что когда он поймет их, вызванные ими затруднения, заметно уменьшатся или исчезнут. Для других форм терапии вполне могут подходить другие отношения между терапевтом и пациентом, но для анализа со стороны терапевта невозможно никакое другое отношение, кроме аналитического. Немного одобрения, умеренная критика или предостережение, какими бы тактичными и продуманными они не были, могут форсировать процесс. Временами они могут привести к симптоматическому улучшению. Но в анализе это не заменит понимание того, почему пациент хочет одобрения, предостережения или любого другого не аналитического отношения от своего аналитика, и в долгосрочной перспективе это не сможет не повлиять в большей или меньшей степени на аналитический прогресс и достижение оптимального конечного результата. Все это имеет особое значение для любой дискуссии о переносе, потому что анализ переноса в наибольшей степени страдает, когда аналитик ведет себя не аналитически. И наоборот, когда аналитик реально ограничивает свое поведение аналитической ролью, шансы того, что переносные желания и фантазии пациента, будут изучены и поняты как пациентом, так и аналитиком, повышаются; что их, одним словом, можно будет анализировать.

О переносе в анализе

Фрейд впервые обратил внимание на перенос как на проявление сопротивления анализу (Фрейд, 1905). Однако он быстро осознал, что он всегда не просто сопротивление, и к 1912 году он пришел к пониманию, что перенос неизбежно развивается в любом успешном анализе и, более того, он помогает аналитической работе, по крайней мере, двумя способами. Во-первых, это способ или возможность для пациента наблюдать свои бессознательные, инфантильные желания и конфликты в зачаточном состоянии и переживать их в настоящем, эмоционально убедительным образом (Фрейд, 1912а, с. 108; 1914, с. 153). С другой стороны, Фрейд считал в то время, что в какой-то мере, в каждом анализе аналитик должен использовать позитивный перенос своего пациента как рычаг для преодоления его сопротивления признанию той реконструкции, которую аналитик делает в отношении происхождения инфантильных конфликтов пациента. (Фрейд, 1917b, с. 445). На основе этих ранних открытий были разработаны некоторые концепции, которые до сих пор работают и которые до сих пор временами оспариваются и пересматриваются.

О переносе в терапии и в жизни пациента

То, что Фрейд в начале осознал и назвал словом перенос — самая суть того, что в анализе каждого пациента его мысли, желания, чувства и фантазии об аналитике повторяют бессознательные мысли, чувства и фантазии, происходящие из инстинктивной жизни детства. Инфантильные желания и т.д., которые первоначально были связаны с важными фигурами детства и которые до сих пор с ними связаны бессознательно, переносятся – отсюда на личность аналитика. Главные конфликты – желания, страхи, защиты, чувство вины и компромиссные образования – раннего детства вновь появляются в том же виде в отношениях со своим аналитиком, иными словами в аналитической ситуации. То, что не было осознано, и даже не могло быть осознано, когда перенос был впервые распознан, это то, что только что описанное происходит в каждых взрослых отношениях ( с партнером, друзьями, родными, на работе ,в дружбе и др.) а не только в отношениях между пациентом и аналитиком. Бессознательные конфликты, происходящие из детства, — появляются в любых взрослых объектных отношениях и определяют саму их суть. Нельзя сказать, что это происходит с большей регулярностью в психоаналитической ситуации, чем где-то еще. Это случается всегда. . Как отмечал Фрейд (1915), нет фундаментальной психологической разницы между любовью в переносе и «обычной» любовью. Динамика – влияние инфантильных, конфликтных факторов – одинакова в обоих случаях. Что отличает аналитические отношения от любых других – не динамика переноса, но его место в отношениях, иными словами, аналитическая установка по отношению к переносу и польза, которая из нее извлекается. Перенос анализируется как и любой материал в аналитической сессии.

Перенос, который «не проявляется» или «отрицается» в терапии

Психические конфликты пациента, возникшие вследствие инстинктивных желаний детства, всегда вступят в отношения с аналитиком по тем же самым причинам, по которым они вмешиваются в его отношения с каждым человеком во взрослой жизни. Перенос, как мы уже сказали, это не то, что иногда случается, или случается только с некоторыми пациентами. Верно, что некоторые пациенты из-за природы их конфликтов не будут иметь мыслей или чувств личного характера к своему аналитику, но внешняя сторона всегда обманчива. Пациент может отрицать, игнорировать или другим образом защищать себя от этих мыслей и чувств. Он может реагировать так негативно, так подозрительно, или с таким желанием сбежать от аналитика, что анализ становится невозможным, но это не означает отсутствия переноса. Наоборот, индифферентность, недостаток осознаваемых эмоций, отсутствие сознательного личного интереса, подозрительность, антагонизм, избегание являются проявлениями переноса. Такая реакция переноса может быть непреодолимым сопротивлением, но она происходит из психических конфликтов инфантильного происхождения у конкретного пациента, точно также как возникает анализируемая реакция переноса у другого пациента. Более того, она дает некоторый намек на природу конфликтов, которые произвели ее, даже когда невозможно проверить свою гипотезу о ее природе обычными аналитическими способами. Одним словом, таким образом, не зависимо от реакции пациента на аналитика, желания, страхи и защиты, идущие из детства, серьезным образом участвуют в этой реакции. Если анализ продолжается, на самом деле выясняется, что неважно, был ли пациент подозрительно «хорошим» или подозрительно «плохим» в самом начале анализа

Posted in Блог by admin | Tags: